2 сентября исполнилось 80 лет со дня рождения актера театра и кино, народного артиста РСФСР Валентина Гафта. Он родился в 1935 году, окончил Школу-студию МХАТ, карьеру начинал в Театре имени Моссовета, работал в Театре на Малой Бронной, у Анатолия Эфроса в «Ленкоме», а с конца 1960-х — актер театра «Современник». Еще студентом начал сниматься в кино, сыграл более ста ролей, среди которых узнаваемые образы дворецкого Брассета в мюзикле «Здравствуйте, я ваша тетя!», председателя кооператива в «Гараже», полковника Покровского в исторической трагикомедии «О бедном гусаре замолвите слово», Сатанеева в «Чародеях», а также Воланда и Каифы в двух экранизациях «Мастера и Маргариты» (1994 и 2005 годы).

Кроме того, Гафт известен как мастер эпиграмм на коллег по сцене и съемочной площадке. К юбилею актера будет выпущено коллекционное издание сборника его поэтических миниатюр с рисунками Михаила Шемякина. Презентация книги состоится 8 сентября в Театре имени Вахтангова, где в этот день пройдет юбилейный вечер с моноспектаклем Гафта; его гостями станут Ольга Остроумова, Людмила Чурсина, Леонид Ярмольник, Владимир Васильев, Игорь Крутой, Григорий Лепс и многие другие. Накануне юбилея «Газета.Ru» поговорила с актером о том, что для него значит жанр эпиграммы.

— Валентин Иосифович, а вы помните свою первую эпиграмму?

— Помню. Получилась эта эпиграмма случайно. Дело было в Театре на Малой Бронной, где Андрей Гончаров (режиссер, возглавлял МДТ на Малой Бронной в 1958–1966 годах. — «Газета.Ru») ставил пьесу Генриха Боровика — по-моему, «Четыре». И вот на банкете после спектакля, где все поздравляли режиссера, я тоже решил выступить. А Гончаров очень любил собирать грибы, часами ходил по лесу. И у меня получилось вот такое поздравление: «Грибных дел мастер Гончаров // В лесу грибы искать здоров. // Так гончаровская рука // Нашла в лесу Боровика».

Это была самая первая моя эпиграмма, она имела успех. Я продолжил писать, много всего написал, часть уже забыл.

— А авторизованные сборники ваших эпиграмм раньше не выходили?

— Вы знаете, однажды я разрешил одному приличному человеку сделать это, и мы напечатали книжку. Открываю — а там, боже мой, мне приписывают такое! Плохие, нехорошие эпиграммы, обидные — например, про Ирину Муравьеву. Это не мое! Эпиграмма — серьезная тема. Она может искалечить человеку жизнь. Вот был Воронцов, отличный генерал, замечательный человек, но что-то произошло, видимо, не так посмотрел, и осталась от Воронцова только эпиграмма, которую написал Александр Сергеевич. Вот такие дела.

Речь идет о знаменитой эпиграмме Пушкина на генерал-губернатора Одессы:
Полумилорд, полукупец,
Полумудрец, полуневежда,
Полуподлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец.
...

— Некоторые ваши эпиграммы тоже можно посчитать немного злыми.

— Если есть злые, может быть, чересчур, но специально я этим не занимался и не занимаюсь.

— Она разве не отражает личное отношение автора к человеку?

— Отношение… Вот иногда есть хороший человек, но если ты про него не скажешь, то он будет не совсем тем человеком. Понимаете, эпиграмма — это признание в короткой форме, очень точное попадание в главное в человеке. Ии Савиной я написал: «Глазки серо-голубые, каждый добрый — вместе злые».

— Обиделась?

Приобрести книгу в бумажном варианте:

Оставить комментарий

Your email address will not be published.


*


Яндекс.Метрика