Фазовый переход. Том 2. «Миттельшпиль» (Василий Звягинцев) читать книгу онлайн на iPad, iPhone, android | 7books.ru

Фазовый переход. Том 2. «Миттельшпиль» (Василий Звягинцев)

Василий Дмитриевич Звягинцев

Фазовый переход. Том 2. «Миттельшпиль»

 

Одиссей покидает Итаку – 21

 

 

 

 

Мы говорим, когда нам плохо,

Что, видно, такова эпоха,

Но говорим словами теми,

Что нам продиктовало время.

 

………………………………

 

Но мы не можем жить иначе,

Не променяем – мы упрямы –

Ни этих лет, ни этой драмы,

Не променяем нашей доли,

Не поменяем наши роли, –

Играй ты молча иль речисто,...

Играй героя иль статиста,

Но ты ответишь перед всеми

Не только за себя – за Время.

 

И. Эренбург

 

 

 

 

 

Глава двенадцатая

 

Даже по столь серьёзному и, прямо сказать, не слишком частому во всей двухвековой истории Белого дома случаю, как загадочная гибель главы администрации, Ойяма не поехал в Вашингтон. А следовало бы – с печальным видом походить по мосту, посмотреть на извлечённые с дна Потомака обломки, после чего «обратиться к нации» с призывом сохранять спокойствие и дежурными словами в стиле глуповского градоначальника: «Не потерплю!» и «Разорю!»[1].

Он решил хотя бы так для начала обозначить собственную позицию: президент – не шериф и не детектив полицейского отделения, ему не пристало суетиться и изображать служебное рвение, особенно в том случае, если от него ничего не зависит. А для прочувствованных слов время ещё будет. Например – похороны.

Кроме того, следует отучать нацию от популизма. Настоящий правитель должен появляться перед народом (или обращаться к народу) только в предусмотренных церемониалом или, наоборот, действительно экстраординарных случаях. Вроде объявления войны или безоговорочной капитуляции[2]. А тут – ну, что же, бывает. Все мы смертны или, как сказал Лютенс, цитируя какого‑то русского писателя: «Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чём фокус!»

Документов, доставленных ему Лютенсом от русских «экстрасенсов» (Ойяма предпочитал называть их в ходе внутренних монологов именно так, чтобы не забрести в такие дебри мрачной мистики, из которых, сохранив рассудок, выбраться сложно), было вполне достаточно, чтобы прекратить любые неуместные, на его взгляд, разговоры со своим «ближним окружением». Достаточно уже наговорили, в других странах и на массовые отставки хватило бы, и на судебные процессы.

Мысль о том, что разговоры могут прекратиться и не по его инициативе, он загонял в самые дальние уголки сознания. За истекшие полвека так и остался тайной подлинный сценарий убийства братьев Кеннеди. Неизвестно, например, велись ли с ними предварительные переговоры и делались ли какие‑либо взаимоприемлемые предложения. Или вопрос был решен попросту, как на военно‑полевом суде – без участия сторон. То есть с ним могут поступить быстро и чётко: пистолет в ящике стола и два человека, на которых он здесь в какой‑то мере может рассчитывать, – не защита. А охрана из морских пехотинцев за деньги или по чьему‑то приказу может просто отвернуться, пока его будут убивать или «увозить в неизвестном направлении». И в Древнем Риме так бывало, и в средневековой Японии, и в Европе в совсем уже близкие времена.

Приобрести книгу в бумажном варианте:
Яндекс.Метрика