Супервольф (Михаил Ишков) читать книгу онлайн на iPad, iPhone, android | 7books.ru

Супервольф (Михаил Ишков)

УжасноПлохоОбычноХорошоОтлично

(Пока еще не было оценок)

Загрузка...

Михаил Никитович Ишков

Супервольф

 

Секретный фарватер

 

Вступление

 

Сначала поставили таз. Я встал мимо таза. На следующую ночь налили корыто – в эту ловушку я и попался. Угодив однажды в ледяную воду, уже не бродил по дому, не влезал на крышу, чтобы быть поближе к луне.

Луна, громадная, таинственная, светила сквозь ветви сада, который отец арендовал у местного цадика и где всем нам – мне и трем братьям – пришлось немало потрудиться. Там же, в саду, отец отвешивал детишкам тумаки, если вдруг заставал кого?нибудь отлынивающим от работы. Но самым непростительным проступком считалось хныканье, жалобы, выказывание обиды, одним словом, проявление малодушия. Все остальные пороки тянулись за отсутствием стойкости как хвост за собакой. Еврейский мальчик не имел права на слабость. Насколько мне помнится, отец испытывал какую?то сладострастную ненависть ко всякому, кто считал себя обиженным. В этом случае, кроме тумаков, провинившегося с ног до головы обливали презрением, сопровождавшимся немудреными нравоучениями от Гершки Босого, моего отца. Я запомнил их на всю жизнь – «сам виноват», «никаких слез», «на тру?сах воду возят», «промахнулся, себя вини», «ты еще оправдываться вздумал?!». Квинтэссенцией подобного воспитательного метода являлась немудреная житейская мудрость – «два раза в одну лужу не наступай»....

загрузка...

Особенно убедительными эти заповеди становились, когда их осеняли именем Божьим. Лет до восьми я не испытывал сомнений, что именно Создатель, вселяясь в отцовскую руку, безжалостно терзает меня. Так, по крайней мере, утверждал Гершка Босой.

О чем это я? Ах, о луне, о корыте с холодной, до ожога, водой, с помощью которой родители пытались излечить меня от дурной напасти, высокопарно и научно называемой – лунатизм!

Острю внимание читателя на том, что на этих страницах нет и не может быть даже намека на попытку свести счеты с прошлым. Я любил отца, пусть даже и побаивался его, обожал мать, был ласков с братьями, и это не ради красного словца.

Детство мое прошло в небольшом местечке Гура Кальвария, расположенном неподалеку от Варшавы. Название переводится как Голгофа, но мне моя Гура запомнилось садами, в которых до войны вызревали во?от такие яблоки! Зимой отец и все соседи трудились на фабрике, принадлежащей цадику, где выделывали вкуснейший в мире мармелад. После войны никого не осталось – из Кальварии их всех прямиком отправили кого в Майданек, кого в Варшавское гетто. Там всем им, и старым и малым, показали подлинную Голгофу.

Яндекс.Метрика