Воробьиная река (Татьяна Замировская) читать книгу онлайн на iPad, iPhone, android | 7books.ru

Воробьиная река (Татьяна Замировская)

УжасноПлохоОбычноХорошоОтлично

(Пока еще не было оценок)

Загрузка...

Татьяна Замировская

Воробьиная река

 

Лабиринты Макса Фрая

 

Бывшая. Жертва

 ...

загрузка...

Ходила по кухне, развешивала белье. Лера подняла бровь, спросила, ответил: «Это моя бывшая». Целых людей к нашему?то тридцатнику не бывает, это понятно, у кого?то коты в подвале замурованы, у кого?то бабушка за стеной хохочет, а тут бывшая с влажным, слезливым бельем. Чего?то еще хочет, чего?то еще ходит, развешивает, сонно встряхивает, чье белье, он не знал: свое, наверное, воображаемое белье из той пьяной и цветной, как пунш, жизни, которую он отказался разделить. Говорит, наверное, мучается, вот и ходит, но сама же во всем виновата. Сама виновата, довольно бормотала Лера, когда бывшая копошилась в прихожей, пьяным кулем вваливаясь сквозь дверь напролом (и Лера отмечала с удовольствием: ни разу не спросила, откуда у нее, у бывшей, вообще ключ от квартиры, потому что, наверное, зачем ей ключ, ей достаточно подумать об этой квартире, чтобы оказаться здесь) и оседала по желтым клочьям обоев вниз; Лера просто перешагивала через нее, тихую, высохшую, как море, и шла ровными безразличными шагами в спальню – в спальне было весело, в спальне было хорошо, и колокольными шагами по занавесочной струне шла мышь, и хихикал трамвай за окном, а ты лежи в прихожей и молчи, когда взрослые о любви разговаривают, ты не взрослая, тебе ничего нельзя. Бывшая и правда была инфантил?инфантилом, иногда придет, сидит опять же в прихожей, крутит телефонный диск и цифры?то всё три?три?три, да три?три?три, обычно это же только дети выбирают три?три?три, обычно только у детей телефон выглядит как дисковый, взрослые туда зонты ставят, где у нее телефон, так она иногда сидит и крутит зонты. «Дарил ей зонт когда?то, – объяснял он, – Вот, видимо, намекает!» Что он ей только не дарил, думала Лера, как она его, а. Ловко облапошила! Два кольца подарил (а гвоздик посередине не вбил, мысленно хохочет Лера, так были бы ножницы, хоть какая?то польза, такими ножницами что угодно разрежешь, даже неожиданную смерть сердечную: раз?два и беги по улице целенький новыми ножками!), вообще, фактически, содержал ее, а она как царь?пушка, в самом деле, выставочный сталелитейный экземпляр, нерушимая тяжесть небытия, сколько можно было, нашла бы работу какую?нибудь, не нашла, ну и вали. «Она меня совсем не ценила, понимаешь?» – говорил он Лере, когда она пыталась завести разговор о том, что бывшая уселась перед телевизором, смотрит какой?то сериал и плачет, и что это как?то, ну, печально, что ли. «Не ценила, вот и заслужила, что имеет!» – объяснял он, и хватал Леру за плечо, и мышь снова начинала свой пеший пробег по звенящей струне, натянутой под потолком, и ну что, жалко электричества вам, жалко телевизора, пусть человек поплачет, хоть станет человеком через эти пустые слезы, а был дрянь дрянью.

Яндекс.Метрика