Зюльт (Станислав Белковский) читать книгу онлайн на iPad, iPhone, android | 7books.ru

Зюльт (Станислав Белковский)

Станислав Александрович Белковский

 

Зюльт

Рассказ в одном действии

 

Восемь и семь десятых

 

– У нас сегодня сколько?

 

– Тридцать девять и восемь, Леонид Ильич.

 

– А у них?

 

– Сорок восемь и пять.

 

Почему не «Леонид Ильич»? Черт их всех не разберет.

 

– Значит, мы на десять процентов отстаем?

 

– Ну зачем на десять?…

 

«Зачем» – это я тебя хотел спросить. И «почему» – тоже хотел.

 

– На восемь целых семь десятых.

 

– А было три с половиной?

 ...

– Было три целых пять десятых, Леонид Ильич.

 

Вот. Теперь есть.

 

Брежнев еще мог бы напомнить Суслову, что с самого начала было три с половиной в нашу пользу. Но не стал. Зачем напрягать чувака? Он и так весь выглядит, будто на нем картошку чистили.

 

Привязалось же это слово – «чувак». Молодежь теперь так говорит. Внук, Андрюшка. Или сын. Нет, сын уже не молодежь. Он так говорить не может. Как это – чтобы у семидесятитрехлетнего старика сын был молодежь. Так разве бывает? У семидесятитрехлетнего старика. Семьдесят три. Не так уж много, если задуматься. Какой?то еврейский царь – или пророк, бес их там всех знает – до ста двадцати правил, пока мертвым в бассейне не нашли. Это Никодим рассказывал. А Никодиму?то сколько было, когда умер? Сорок девять. То?то же.

 

Нет. Даже сорок восемь. До сорока девяти не дотянул немного. Он?то октябрьский. А умер в сентябре. В начале. Еще когда дождь такой крупный бился о кремлевское стекло.

 

А говорят, у Брежнева памяти нет.

 

Семьдесят три.

 

Витя передала. Чазов лепит, что на самом?то деле организм у меня на семьдесят восемь. Минимум. Дряхлый такой. Укатали сивку крутые горки. А зачем передала? Бабы?дуры. С тех пор об этом и думаю. А чего думать?то, если разобраться. Семьдесят восемь минус семьдесят три равняется пяти. Пять лет разницы всего. По сравнению?то со ста двадцатью и смертью в бассейне. Приходят в бассейн в «Завидово», а там – охрана недосмотрела, кирдык.

 

А еще лучше в бассейне «Москва». Принять с утра рюмочку. Зубровки какой хорошей или наливки. Поехать встретиться с народом. Народ наш советский стариков любит. Уважает, по крайней мере. А стодвадцатилетних?то и подавно. Таких?то стариков никто нигде живыми не видел. Говорят, в горах. В Грузии. Или на Памире. Пик Коммунизма – это на Памире? Вот где?то там. От горного воздуха живут и живут, и ничего им не делается. Никакой Чазов не нужен. Пять лет туда, пять лет сюда – как послеобеденный сон. Хотя врач какой?то мне после войны говорил, что после обеда сон серебряный, а до обеда – золотой. И врач?то был из дворянского рода. Как?то на букву Б. Отчего его не расстреляли, сам не понимаю. Не упоминаю сам.

 

Но чтобы в центре Москвы и не спустившись с Коммунизма, а прямо прибывши на машине из близлежащей Московской области – такого?то никто не видел. И тогда пойти в бассейн. Передозировка хлорки – и умереть.

 

И сразу вой?то какой начнется! Мол, кого потеряли?то, чуваки! Тьфу, черт, опять это слово дурацкое. Я?то матом не ругаюсь. А то бы сказал, как есть. Ну почти не ругаюсь. Про себя не ругаюсь. Про себя?то чего ругаться? Ругаться надо громко, чтобы смысл был, и дело становилось. А так просто, как базарный извозчик в такой грузный день…

 

Приобрести книгу в бумажном варианте:
Яндекс.Метрика