Сексуальная жизнь сиамских близнецов (Ирвин Уэлш) читать книгу онлайн на iPad, iPhone, android | 7books.ru

Сексуальная жизнь сиамских близнецов (Ирвин Уэлш)

УжасноПлохоОбычноХорошоОтлично

(Количество голосов: 1, рейтинг: 5,00 из 5)

Загрузка...

Ирвин Уэлш

Сексуальная жизнь сиамских близнецов

 

Иностранная литература. Современная классика

 

(Снова) посвящаю Элизабет

 

 

Часть первая

Понаехавшие

 

Я должен сотворить систему, чтоб не стать рабом чужих систем.

Уильям Блейк[1]

 ...

загрузка...

1

Лепрозорий

 

Раз‑два‑три‑четыре, выше руки, ноги шире!

Главный американский загон – это цифры. Все время надо что‑то замерять: разваленную экономику – в процентах роста, потребительских расходах, индексах промпроизводства, ВВП, ВНП, Доу – Джонсах; общество – по числу убийств, изнасилований, подростковых беременностей, нищих детей, нелегальных мигрантов, наркоманов – зарегистрированных и тех, кто пока держится; людей – по росту, весу, объему бедер, талии, груди, ИМТ.

Но сейчас у меня в голове цифра, из‑за которой больше всего проблем. Это цифра 2.

Поругались с Майлзом (рост 185, вес 95) из‑за какой‑то ерунды, но достаточно крепко, чтобы я не осталась у него ночевать. А живет этот мудак в вымершем мидтауне. Ныл, сука, весь вечер, как у него спина болит. Лишь бы ничего не делать, как маленький ребенок, блядь. Чем мокрее его глаза, тем суше у меня между ног. Просто, как дважды два. Смотрели «Теорию большого взрыва», и на последних минутах он на меня зашикал – типа тихо! Еще эта маленькая тварь Чико – чихуа‑хуа с глазами навыкате: все время тявкал, а Майлз отказался запирать его в другой комнате, мол, сейчас успокоится.

Ну и хуй с тобой.

Когда я решила, что надо валить, он раскис: начались эти все позы, губы надул, как ребенок. Давай, будь мужиком, сука! Есть мужики, которые даже злость не умеют изобразить. Чико и то смелее: вдруг перестал тявкать и запрыгнул мне на колени, хотя я все время спускала его на пол.

Уже почти полчетвертого утра, но я все равно решила поехать обратно на Саут‑Бич. Ночь тихая, над городом висит луна, сыпь из звезд мерцает на густом розовато‑лиловом небе. Завожу осипший «кадиллак‑девилль» девяносто восьмого года – от мамы достался – и сразу замечаю, что погода резко переменилась. А мне и дела нет: из колонок горланит «I Hate Myself For Loving You»[2] Джоан Джетт, но, как только я выруливаю на Джулия‑Татл‑Козвей[3], в машину начинают бить порывы ветра. Притормаживаю, по лобовому стеклу уже хлещет дождь, и мне приходится всматриваться сквозь мельтешащие перед глазами дворники.

Яндекс.Метрика